Бродячий Шерлок. Тайна пропавших собак  

0
9

Давайте уже признаем, что методы отлова и уничтожения бродячих животных не работают. Отстрел собак в России ведется еще с 60-х годов, но существенно ли изменилась ситуация с тех пор? В Туве собак на улицах полно до сих пор. Статистика ежегодно рассказывает нам о различных случаях нападения псов на людей. Да, ситуацию надо менять, но как? Много лет отстрела не помогли, тогда что же делать?

Для начала давайте разберемся, почему радикальные методы не помогают. Впрочем, об этом мы уже не раз говорили – природа наградила животных способностью к воспроизведению популяции в больших количествах, в случае, когда их истребляют. Другими словами, чем больше убивать, тем больше животные будут рожать, и вместо трех щенков, появляются 5-6 малышей. Единственный способ — не убивать, а стерилизовать\кастрировать, тогда животное не сможет размножаться, и популяция снижается постепенно, без дальнейшего прироста. Это подтверждают и защитники животных, но и, что более важно, мировой опыт, благодаря которому именно так в мире победили «бездомную заразу».

Закон на стороне животных

К слову сказать, отстрел собак сейчас запрещен законом, но в полной мере понять это удалось еще не всем чиновникам, может потому, что запрет новый (ФЗ 498 от 27.12.2018 об ответственном обращении с животными). Знают ли местные управленцы о том, что убивать животных теперь нельзя? Да, знают. Но что же тогда такого незаконного они делают? Во-первых, возможно по незнанию, они нанимают отливщиков собак, чтобы те стреляли в них якобы безопасным «усыпляющим» раствором. К растровому мы еще вернемся, а вот квалификацию «отстрельщиков» разберем прямо сейчас. Дело в том, что власти, даже не скрывая, говорят о том, что они нанимают индивидуальных предпринимателей, у которых в ОКВЕДах указан вид деятельности «Охота, отлов и отстрел диких животных» или «Ветеринарная деятельность». Смешно, конечно, собаки далеко не дикие животные. И, конечно, у корреспондента ИА «ТуваМедиаГрупп» возникает вопрос, какую именно прибыль получает такой бизнесмен? От получения продуктов питания, шкуры, кожи, а может производства пушнины?

Кроме шуток, ОКВЕДа на отлов собак и помещение их в приюты нет. Более близкий к этому вид деятельности – ветеринарная. Она хотя бы подразумевает уход за животными, лечение и стерилизацию. Получается, что сейчас не только Тува, но и вся Россия занимается «добычей диких животных» — собак. Однако, если только бы отловом занимались наемные «охотники», то вопросов к ним было бы гораздо меньше.

Убивают на глазах у детей

Вспомним недавний случай, с которым одному из отливщиков крупно не повезло. Однажды, средь бела дня, на глазах детей и прохожих в Кызыле произошло убийство собаки. Дело было в центре города, около лицея №15. Со слов очевидицы, из окна своей квартиры она увидела мужчину азиатской внешности, у которого на плече висела трубка чёрного цвета с красно-розовым наконечником в форме воронки. Мужчина приложил к губам воронку и сделал движение в сторону щенков, из трубки вылетел предмет, похожий на шприц и вонзился в собаку, та завизжала и упала замертво. Не повезло мужчине еще и потому, что именно в этот момент, как не кстати, мимо проезжали местные зоозащитники. (Кстати, они ехали именно на отлов собак с последующей их стерилизацией). Тот испугался, оставил уже бездыханное тело собаки и рванул на своем авто (госномер С 062 КЕ19 рус) прямо по тротуару, намеренно направив машину в сторону волонтеров, чуть не сбив их и неизвестную женщину. Собаку тут же повезли в ветеринарный кабинет «Айболит» Кызыла, где ветеринар Юлия Корнюшкина констатировала смерть животного.

Итак, что мы имеем. У нас есть ИП, «стреляющий» далеко не усыпляющими капсулами, улика в виде трупа собаки и четверо свидетелей, включая ветеринара. Увы, но зоозащитникам пока не удалось доказать только одного факта – наличия в крови собаки «некого» препарата, который и вызвал смерть животного. По словам ветеринаров, таким препаратом мог быть «Аделин», но установить его наличие у собаки не так-то просто. Он рассасывается в мертвом организме за сутки и не оставляет следов. К тому же, чтобы это зафиксировать, необходимы специалисты, которые в ближайшем доступе есть в Красноярске.

Пятеро подозреваемых

А теперь вы спросите, кто виноват в этом беспределе и намеренно нарушает федеральный закон? Здесь начинается цепочка интересностей. Действующие лица: Министерство сельского хозяйства Тувы, мэрия города Кызыла, главы районов и местных администраций, президент (да именно президент РОО «Уют») приюта для животных Кызыла и индивидуальные предприниматели, они же ловцы-убийцы. Но кто в этой цепочке отдает приказы? Давайте разбираться.

Кроме того, что собак записали в «дикие животные», с недавнего времени их почему-то еще и отнесли к «сельскохозяйственным». Второго октября 2020 года министром сельского хозяйства и продовольствия Тувы Айдыном Дуном утвержден приказ №165-ОД «Об организации приюта и нормах содержания в нем животных». Приказ большой, на нескольких страницах, в нем подробно описано, каким должен быть приют и какие услуги он должен оказывать. Сразу отметим то, что приют, хотя бы в каком-то виде, появился у республики, и это уже большое достижение. Всё по тому же закону, запрещающему отстрел бродячих животных, в регионах должны быть созданы специализированные учреждения – приюты, где животных содержат, стерилизуют, кормят и лечат. Корреспондент ИА ТМГ лично отправился проверить, как живется собакам в этом приюте, но, к великому сожалению, ни застал там ни одной собаки, да и людей с президентом.

Пустое место

Зоозащитники рассказывают, что так было не всегда. Короткое время в приюте всё-таки содержали собак, однако, по их сведениям, животных крайне редко кормили, если кормили вообще. «Неподалеку от приюта жил один энтузиаст, Айдыс. Он сам приносил туда найденных щенков, кормил. Как-то раз он обратился к нам, в общество защиты животных «Хатико», тогда мы всех животных из приюта забрали, потому как там были и больные животные», — рассказывает зоозащитник Ирина Лифанова. А потом территорию закрыли на замок, поэтому, если вы в надежде забрать питомца к себе домой приедете в промзону в районе РЭО ГАИ (за базой ООО «Восток»), то «поцелуете» закрытые ворота.

Выглядит приют Тувы, как огороженное забором пространство, с вольерами (на вид их не больше 20-ти). В них стоит одна миска для кормления, второй, для воды, нет. Как вы понимаете, это не тот «трехзвездочный отель» для собак, описанный в приказе №165-ОД. По утвержденному документу в приюте должна быть холодная и горячая вода, настил на полу, который можно мыть, ветеринарный пункт, где животных будут стерилизовать и кастрировать, кухня, температурный режим не ниже +7 градусов, пункты изоляции для больных и еще много-много всего, чем в нынешнем приюте и «не пахнет». Президент этого приюта – Николай Геннадьевич Абрамов. Может, он знает, куда подевались все собаки?

Куда исчезли собаки?

О том, что 20 вольеров хватит, чтобы поместить всех бродячих собак республики, и речи нет. Интересно, что отлов ведется не только в Кызыле, но и по всей Туве. Например, по вайберу в районных группах гуляло такое сообщение: «Сегодня будут вестись работы по отлову бродячих собак. Держите своих питомцев на привязи. Также вы можете оставить заявку, специалисты приедут и заберут ваших щенят в возрасте до 1 месяца и определят их в приют Кызыла». Согласитесь, странно, если бы на такое заманчивое предложение избавиться от «груза» никто не отреагировал. Но никаких щенков в приюте нет. Может, их очень быстро оттуда разбирают добрые люди?

Первый клубок более или менее распутан. Есть Минсельхоз, который построил приют и нашел для него руководителя. В нашей цепочке также есть и «заказчики», или давайте назовем их поставщиками. В данном случае в этом амплуа выступают хозяйствующие субъекты: мэрия или администрации. К примеру, если в поселке есть бродячие псы, главе этого поселка нужно их пересчитать, сделать заявку на финансовое обеспечение (выделение денег на отлов, содержание и стерилизацию), а затем уже производить отлов. Сам председатель с сачком на охоту не выйдет, ему нужно нанять человека, который эту работу выполнит: отловит и доставит в приют. Причем на этом этапе даже есть и своеобразный контроль действий. Отловшик должен предоставить фотоотчет главе поселка, о том, что работа действительно выполнена. Живы или мертвы собаки на фото – непонятно, может они просто уснули, но это уже совсем другая история. Что в приюте будет происходить с собаками – также не их дело, потому что здесь сфера полномочий главы заканчивается, и в игру вступает президент приюта. Как обстоят дела в том приюте, вы уже знаете.

Что-то скрывают…

Отметим, что о начале работы приюта, знали не все. Корреспондент ИА «ТуваМедиаГрупп» поехал туда с инспекцией после заявления Сылдыса Ондара — начальника Департамента городского хозяйства мэрии Кызыла. «Сейчас приют, который построил Минсельхозход, работает в полной мере. Содержит животных  подрядчик. На данный момент в приюте находится 30 собак», — об этом он рассказал в эфире государственного телеканала «Тува-24» в ноябре 2020 года. Также по его словам,  мэрией Кызыла на следующий год заложены средства на строительство еще одного приюта для собак. Всё это, конечно, хорошо, но, судя по всему, сам начальник в том приюте не был и о реальном положении дел не знает. Или знает?

Пока все ниточки ведут именно к Николаю Абрамову — президенту Региональной общественной организации по отлову и содержанию животных «Уют». Разговор с ним случился по телефону. Хозяин приюта рассказал, что учреждение рассчитано на 50 собак, в будущих планах открыть отделение и для кошек. По его словам, в данное время животных там действительно нет, причем уже давно.  «Собаки к нам прибывают, но мы их держим здесь только 7 дней, за это время животным проводят стерилизацию или кастрацию, а затем отпускают на волю. Однако с июля мы работу прекратили, потому что нам не удалось ни с кем заключить договоры. Всё это время мы работали и стерилизовали животных за свой счет», — рассказывает он. Судя по всему, человек Николай Геннадьевич не бедный, ведь стерилизация одной собаки — это больше 2000 рублей. Собственно, президент и сам говорит, что работа в приюте это, скорее, его хобби, а основное занятие — строительство. «Занимаюсь этим по доброте. Но вечно за свой счет я тоже работать не могу. Ходил в мэрию, хотел заключить с ними договор на отлов и содержание животных, но мне дали понять, что у них уже есть свои люди, кто этим занимается», — продолжает Абрамов.

У корреспондента ИА ТМГ сложилось впечатление, что Абрамов мог и сам оказаться заложником этой ситуации, но здесь настораживают три момента: Николай Геннадьевич не смог ответить на вопрос, сколько он тратил на содержание одной собаки (за 7 дней, с учетом отлова и стерилизации), говорит, что забыл. Также непонятно, куда подевались вышеупомянутые щенки, им стерилизация\кастрация показаны только в 6 месяцев. И, конечно, возникает вопрос, а на что рассчитывал человек, создавая общественную организацию?  А еще зоозащитники очень сомневаются, что договоров действительно не было. «Мы сами видели эти сообщения в вайбере, где жителям в Сарыг-Сепе предлагали сдать щенков в приют Кызыла. Власти населенного пункта ссылались как раз на заключенные с этим приютом соглашения, значит, там все-таки были деньги», — готовит Эльвира Лифанова, член общества защиты животных «Хатико».

В этой запутанной истории еще предстоит разобраться, но дело явно нечистое, это видно невооруженным взглядом. Просим считать эту публикацию основанием для прокурорской проверки. 

Бездомные рождаются дома

А теперь главное. Есть бездомные собаки, а есть безнадзорные и последних значительно больше. Потому, если вы ищете виноватых в том, что на улицах бегают стаи собак, обратите свои взоры на соседей из частного сектора. Львиная доля всех животных на улице кому-то принадлежит. Почему жители отпускают собак на волю? Чтобы не кормить, чтобы «побегала» или чтобы на цепи злой не стала – перечислять «аргументы» можно еще долго, однако на вопрос о возникающей при этом опасности для окружающих, хозяева животных ответить не могут. Причем наказать таких заводчиков нельзя – не на что опереться. Вот если бы появился некий нормативный акт, запрещающий свободный выгул собак без сопровождения, «безнадзорщины» стало бы значительно меньше. Зоозащитники с такой инициативой выйти не могут, нужен кто-то покрупнее, например, депутат.

В распоряжении членов Общероссийского народного фронта Тувы есть протокол совещания с мэрией Кызыла о возможности введения подобных мер. Рассматривался вопрос об организации в городе специализированной площадки для выгула собак. Прошло время, но городские хозяйственники не представили никакого решения, после этого ОНФ опять написал запрос, но в этот раз пришел отказ. Общественные организации не обладают правом законодательной инициативы, поэтому сейчас вся надежда на депутатов, которых, возможно, заинтересует защита граждан от бродячих псов, а животных от людей.

Итоги

Что же в итоге нужно сделать?

  1. Принять законодательные меры, регламентирующие выгул домашних животных и назначить штрафы за его нарушение.
  2. Массовая обязательная стерилизация/кастрация домашних животных, что также должно быть закреплено законом. Для заводчиков необходимо будет получить лицензию на осуществление деятельности.
  3. Построить приют, который соответствует требованиям закона и обеспечить содержание животных согласно прописанным правилам.
  4. Признать, что отстрел животных происходит не потому, что того хотят «ловцы», а потому что больше ни на что не хватает денег. Если бы власти реально представляли себе масштаб бедствия и закладывали существующие рыночные цены на содержание и стерилизацию животных (а не цифры с потолка по 600 рублей на кастрацию/стерилизацию одной особи), тогда можно было бы вести конструктивный диалог. Для начала нужно посчитать все частные домовладения республики, в которых проживает минимум одна собака, и начать именно с этих цифр.

Пока проблеме честно не посмотреть в глаза, она продолжит скалиться.

Ольга Возовикова

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста напишите Ваш комментарий
Пожалуйста введите Ваше имя