Шолбан Кара-оол: к 2024 году Тува обеспечит свои потребности в стройматериалах

0
13

Республике Тыва в непростых условиях, вызванных пандемией коронавируса, удалось сохранить стабильность, выстроить адекватный медицинский ответ на инфекцию и начать многомиллиардную программу ускоренного социально-экономического развития, которая позволит ликвидировать дефицит строительных материалов. О том, как Тува пережила непростой 2020 год и каковы ожидания от будущего, кому в первую очередь поставят вакцину от ковида, в интервью ТАСС рассказал глава республики Шолбан Кара-оол.

Большая стройка

— Шолбан Валерьевич, несмотря на пандемию, в Туве в этом году стартовала беспрецедентная по объемам инвестиций индивидуальная программа ускоренного социально-экономического развития. Какие результаты и когда вы ожидаете от нее?

— Одна из задач принятой в этом году программы социально-экономического развития на 2020–2024 годы — развитие собственного производства строительных материалов. Планируем, что к 2024 году мы сможем полностью покрыть потребность в основных строительных материалах. Сейчас почти 80% завозится из других регионов, это, во-первых, сильно влияет на цену, во-вторых, отражается на сроках строительства. Я думаю, что эффект по реализации этой программы мы начнем чувствовать с 2021 года. То есть уже в следующем году мои земляки должны начать производство кирпича, производство железобетонных изделий, проекты в лесопромышленном комплексе. 

— Недавно вы поставили перед своими подчиненными задачу не увлекаться новостройками, а делать упор на те проекты, которые хорошо проработаны и имеют источники финансирования. О чем идет речь?

— Для республики строительная отрасль — одна из самых значимых, ее развитие потянет за собой многие другие отрасли. Поэтому, пожалуй, именно здесь нужно сосредотачивать усилия и финансы. Правда, при этом нельзя отрываться от реальности. Например, когда я вступил в должность (в 2007 году), в Туве было очень много незавершенных объектов: здание аэропорта строилось более 13 лет, краеведческий музей 12 лет стоял долгостроем посередине Кызыла. 

Я бы не хотел повторять ошибки прошлого, поэтому очень важно, чтобы мы рассчитывали свои источники финансирования и могли вовремя и в срок вводить объекты. А вообще нужно сказать, что в 2020 году, несмотря на проблемы коронавируса и всего остального, мы ведем строительную работу на 937 площадках. Для маленькой Тувы это довольно-таки амбициозная задача — почти тысяча объектов. Только слепой человек может не заметить, что строительство идет везде и всюду. 

Перед новым годом вводим 139 помещений для детей-сирот, начато строительство еще 473 домов на 500 млн рублей. Строятся многоквартирные дома, построены три школы, три детских сада, 27 фельдшерско-акушерских пунктов, проведен капитальный ремонт 12 школьных спортивных залов и возведены десять малых спортивных залов по губернаторскому проекту «Гнездо орлят».

Электрификация республики

— Вы недавно провели встречи в Москве, где обсуждали вопрос о снижении тарифов на электроэнергию для Тувы. Есть поддержка?

— Есть понимание проблемы, ждем решения. Главное, что президент России выразил свое отношение к тому, что те регионы, которые еще не получили достаточное развитие, должны находиться в равных условиях по тарифной политике на электроэнергию с другими регионами. Наши тарифы для юридических лиц составляют 7,6 рубля за киловатт, для населения — 3,82 рубля. Это существенно выше, чем, например, в соседней Хакасии.

— Вами сдвинут с мертвой точки вопрос обеспечения электричеством отдаленного Тоджинского района, жители которого сейчас полностью зависят от дизельных генераторов. Каковы вехи решения этой проблемы?

— В индивидуальную программу ускоренного развития Тувы включен пункт о разработке технических решений для обеспечения труднодоступных районов с децентрализованным энергоснабжением. По этому пункту мы выступили с конкретным предложением, которое увязано с энергоснабжением инвестиционных проектов, в частности со строительством горно-обогатительного комбината на Ак-Сугском месторождении. Этот огромный проект по добыче ценных полиметаллических руд должен сыграть нам в плюс по всем направлениям.

В планах Голевской горнорудной компании (дочка «Интергео») строительство линии электропередачи от иркутской энергосистемы до своего объекта. Мы настояли на том, чтобы эту линию продолжили до райцентра Тоора-Хем на востоке региона. Строительство двухцепной ЛЭП 220 от угловой опоры «Тулун-Туманная» до подстанции на 220 киловольт в селе Тоора-Хем позволит жителям района получить качественное и надежное электроснабжение. Более того, данная линия даст возможность в перспективе закольцевать тувинскую энергосистему с иркутской системой. Тогда Тува войдет в энергокольцо трех регионов — Красноярского края, Иркутской области и Хакасии. 

Цена пандемии

— Шолбан Валерьевич, уходящий год был очень непростым. Пандемия коронавируса показала уязвимость всего мира. Чем запомнился 2020 год для вас?

— Он мне запомнился как год, который нужно было прожить очень организованно и принимать очень срочные решения. Пандемия задала очень серьезную задачу. Мы прожили этот год, прежде всего, благодаря сплоченности, не допустили многих потерь. Чего стоит одна тема вокруг волонтерства — совершенно молодые ребята, которые, как казалось недавно, совсем иначе воспитаны, не так себя ведут, они именно в это тяжелое время вместе с нами встали плечом к плечу и трудились. Студенты медицинских институтов, которые приехали на малую родину, студенты медицинского училища города Кызыла, досрочно закончившие свою учебу, ринулись на борьбу с коронавирусом. 

Молодежь заботилась о более чем 40 тыс. пожилых людей, возила им домой еду, лекарства, просто помогала своим добрым словом. Вот этим вот больше всего запомнился 2020 год. Что мы вместе, мы сплоченные. Несмотря ни на что, мы были плечом к плечу.

— Во сколько обошлась республике пандемия?

— Для реального сектора экономики коронавирус стал очень серьезным испытанием. По предварительным данным, за 2020 год индекс промышленного производства упал на 30% к уровню прошлого года. Основная причина — снижение активности в секторе добывающих производств. Локдаун, остановка производств, падение спроса на энергоносители обрушили цены на мировом рынке угля и металлических руд. Это стало причиной приостановки деятельности «Межегейугля» и общего снижения добычи угля в республике (на 82,6%).

От антиковидных ограничений существенно пострадал малый и средний бизнес, особенно в секторе непродовольственной торговли, общепита и услуг. Однако в период пандемии мы оказали бизнесу беспрецедентную поддержку вне зависимости от того, пострадала отрасль или нет. Бюджет республики потерял более 100 млн рублей выпадающих доходов из-за максимального снижения ставок по упрощенной и патентной системам налогообложения, но это позволило поддержать около 3 тыс. предпринимателей.

Мои коллеги, Министерство финансов, говорят, что у нас более 5 млрд рублей прямых потерь, которые в результате вот сегодняшней ситуации мы имеем и видим. 

— Однако есть отрасли, которые показали рост?

— Выносливее всего в период пандемии оказалось сельское хозяйство. Для тувинского этноса это важнейшая отрасль, наши предки умели заниматься животноводством независимо от суровых климатических условий, и сегодня мои земляки, сельхозтруженики, чабаны, араты смогли, несмотря на пандемию, нарастить производство. 

Во многом это удалось благодаря реализации ряда проектов, поддержанных властями республики. Рост поголовья крупного рогатого скота составил почти 5%, мелкого — почти 11%, превысив 1,3 млн голов. Увеличилось производство мяса, молока, яиц. В Тандинском районе фермер начал производство муки — нашей, тувинской, обладающей превосходными качествами.

Личный опыт

— Вы сами перенесли коронавирус. Тяжело было?

— По себе скажу, болезнь очень такая, знаете, неуправляемая. Вроде бы ты лег в больницу, первые два-три дня тебе уже сбили температуру, у тебя уже настроение появляется. Вот у меня, например, с моим соседом, мы практически в одной палате вдвоем лежали, Виктор Михайлович Зимин, мой друг, бывший глава Республики Хакасия, до недавних пор был заместителем руководителя РЖД. Нам казалось, что мы идем на поправку вдвоем, а в какой-то момент, когда я зашел к нему в палату, мне сказали, что его ночью увезли уже в другую — реанимационную палату, потому что ему стало хуже. И с тех пор моего друга я не видел. И его недавно похоронили. Вот каким оскалом обладает эта болезнь. 

Поэтому нужно к своему здоровью относиться с большим вниманием, и первое, что мы можем противопоставить заразе, — это самодисциплина, умение вести себя должным образом среди людей, пользоваться всеми средствами защиты. 

У нас есть хорошие врачи, у нас есть люди, которые готовы на самопожертвование, это и медицинские работники, медсестры наши. Мы знаем, что это надолго, мы знаем, что независимо ни от чего у нас будут мобилизованы силы и средства. Мы первые среди всех регионов Российской Федерации начали финансировать бесплатными лекарствами людей, которые решили лечиться дома.  

— В стране стартовала вакцинация от ковида. Понятно, что после болезни у вас есть антитела. Тем не менее, если возникнет потребность, вы пойдете на вакцинацию?

— В этом отношении, наверное, требуется консультация врачей, нужно ли мне вообще на себя эту вакцину брать. Насколько я знаю, антитела у меня есть, пока они работают.

Сейчас на передовом рубеже стоят врачи — их нужно вакцинировать. Потом учителей, которые обязаны не болеть и не распространять инфекцию своим ученикам. Потом другие категории населения, в том числе, наверное, управленцев, то есть госслужащих. Я являюсь по региону начальником гражданской обороны и обязан всегда быть в боевом состоянии, поэтому я проконсультируюсь, если будут рекомендации, я обязательно сделаю [вакцинацию].

ИА «ТуваМедиаГрупп» по данным ТАСС Беседовал Андрей Мармышев

Реклама

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста напишите Ваш комментарий
Пожалуйста введите Ваше имя