Почему в школах нет учебников?

0
23

Татьяна Санчаа: «Родителей не могут заставить покупать учебники»

Первый учебный месяц позади. И кошельки многих родителей опустели. Сразу после крупных затрат в августе на школьную форму, обувь и канцелярию, в сентябре папы и мамы раскошеливаются на учебники и рабочие тетради.

В Кызыле родители вынуждены покупать каждый год как минимум два учебника. И, если в младших классах стоимость учебной литературы не так велика – в пределах 300- 400 рублей, то, чем старшее любимое чадо, тем учебники дороже. Например, учебник географии за девятый класс стоит 700 рублей.

Почему же из года в год родители вынуждены сами покупать учебники в стране, где по Конституции «гарантируются общедоступность и бесплатность дошкольного, основного общего и среднего профессионального образования в государственных или муниципальных образовательных учреждениях и на предприятиях» (статья 43 Конституции РФ)?

Этот и другие вопросы корреспондент TMG задал министру образования и науки Тувы Татьяне Санчаа.

— Татьяна Оюновна, в первую очередь расскажите, сколько у нас учебников есть и сколько не хватает?

— 760 212 экземпляров учебников есть в наших школах – в библиотеках и на руках у детей. Сколько из них используется, то есть выдаётся школьникам? Оказывается, на сотню меньше. То есть 620 245.

— А почему так происходит?

— Потому что не выдают. Я не знаю, почему так получается. Если эту сумму разделить на количество детей в школах (в прошлом году было около 68 тысяч, в этом году чуть больше), то на каждого ребёнка приходится 11-12 учебников. Поэтому мы говорим о стопроцентном обеспечении учебниками детей школьного возраста в республике Тыва. Это совершенно официальная цифра.

— Но ведь родители покупают учебники. Вы полностью отрицаете проблему?

— Дело вот в чём. Ежегодно с 2016 года на учебные расходы республика выделает достаточно большие суммы – 40, 50, в этом году 62 миллиона. В учебные расходы входит, в первую очередь, покупка учебников, потом учебная мебель в кабинеты, интерактивные доски, учебное оборудование и так далее. Субвенции каждой школе выделяются ровно по числу детей – 1000 рублей на каждого ребёнка – по постановлению правительства республики. Какую часть этих денег потратить на учебники решает муниципалитет и сама школа. Сама школа делает заявку на определённую сумму, которую потратит на покупку учебников. Эти заявки поступают в министерство, а мы, в свою очередь, делаем запрос в минфин. Хочу отметить, что с 2016 года все заявки обеспечиваются на 100 процентов. Поэтому не могу сказать, что мы что-то недодаём.

Единственное, что город Кызыл оформляет заявку самостоятельно. Министерство направляет заявки от всех остальных школ в четыре издательства, с которыми мы сотрудничаем. Самое большое из них – «Просвещение».

А город Кызыл самостоятельно выставляет свою заявку на торги. Кто победил, тот получает заказ на учебники. Насколько я знаю, выигрывают не издательства. Мы даже анализировали, естественно, стоимость учебника от издателя меньше. Но, это их право. Они выходят на торги и покупают учебники.

Из 62 миллионов субвенций в этом году на учебники потрачено около 56 процентов. Мы не можем навязывать, мы можем только рекомендовать максимально потратить средства на учебники.

Существует ещё одна проблема. Субвенции направляются в конкретные учебные заведения. Поэтому учебники, купленные на эти деньги, становятся собственностью этих школ. Когда ученик из одной школы переходит в другую, особенно из одного муниципалитета в другой, то учебник, к сожалению, не идёт за этим школьником. Учитывая большую миграцию в Кызыл, больше всего страдают школы столицы. Таким образом, получается, что в одних школах учебники лежат, а в других школах их не хватает. Какой выход? В этом году мы решительно намерены реформировать школьные библиотеки. Начнём с того, что объединим библиотеки населённых пунктов одного кожууна. Чтобы при уходе или приходе ученика, учебник шёл за ребенком. Общая цифра у нас хорошая, но в отдельно взятой школе может быть большая нехватка учебников.

Первое, что хочется сказать родителям. В соответствии с законом никто не вправе заставить родителя покупать учебники. Ими школа обязана обеспечивать. Также законом предусмотрено, что форма учебника может быть разная.

— Извините, но я Вас перебью. Два года назад я брала у Вас интервью, и слышала те же слова. А воз и ныне там.

— Ничего не изменилось, потому что законодательство такое. Учебники – собственность школы. Работа проведена и во многих кожуунах подписали соглашение между своими школами. Передача учебников между муниципалитетами идёт.

— Почему кызылские школы не пользуются этим способом? Проблема ведь существует именно в Кызыле.

— В этом году мы дополнительно сделали заявку в издательства на 25 миллионов сверх заявки школ Кызыла. Купленные учебники будут безвозмездно переданы в городские школы.

Ушли те времена, когда единственным источником знаний был учебник. Есть поручение президента РФ о более широком использовании электронных учебников, пособий. Почему зацикливаются на учебнике, я вообще не понимаю. Есть национальный проект, который обеспечивает техникой для использования электронных учебников. В этом году в нём приняли участие 30 школ. В течение следующих двух лет в Туве будет создано 260 таких «Точек роста». Школы будут использовать новые технологии и формы обучения.

— К сожалению, родители и педагоги вынуждены «зацикливаться» на учебниках. Оснащены техникой только 30 школ.

— В 2020 году остальные начнём оснащать.

— Но детям нужно учиться сейчас. Они ведь не могут ждать до 2020 года.

— Мы начали этот процесс давно. Вы неправы. В Туве эти «Точки роста» открыли вчера. По России их будет около двух тысяч.

— Это отлично. Но что делать сегодня учащимся тех школ, где пока ещё нет таких кабинетов?

— Учебник – не единственное средство для учителя. У него на вооружении достаточное число технологий, которые минимально используют учебник. Донести знания до детей – это обязанность и дело учителя. С учебником, без учебника, в электронной форме, в печатной форме. Нет такого приказа. Мы хотим отойти от схемы, когда учитель приходит в класс и говорит: «Дети, открываем учебники на такой-то странице, читаем параграф, потом упражнение такое-то». Есть тенденция отхода от такой технологии обучения. Она устарела.

— Татьяна Оюновна, на словах это очень хорошо звучит. Тем не менее, ни ученик, ни родитель не может сказать учителю: «Извините, а вот министр сказала в своём интервью, что учебник – это не главный способ передачи знаний и что это обязанность учителя».

— Мы работаем с учителями. Конечно, это всё непросто и не здесь, и не сейчас. Это будет сделано постепенно. Обновить библиотеку за один год – тоже невозможно. И это не предусмотрено. Каждый год выделяются средства в размере одной тысячи рублей в расчёте на одного ученика. Может в других регионах больше. Но это зависит от бюджета региона. На эту тысячу можно купить, ну, два учебника. То есть не предусматривается обновление всех учебников. Денег хватает только на то, чего не было в прошлом году.

— В этом году в некоторых школах города родители покупали учебники, выпущенные в 2018 году, по которым раньше в этой школе не учились. Таким образом, нет возможности купить даже бывшую в употреблении книгу. Всё бы ничего. Но эти новые учебники стоят 700-800 рублей. Как можете прокомментировать?

— Я разберусь, почему так произошло? Кейсы с перечнем учебников и программ сформированы в 2016 году. Изменений не было.

— Учебная программа не менялась?

— Конечно, нет.

— Вы сказали, что родителя не могут заставить покупать учебники. Если это случилось, каков алгоритм действий?

— Слушать учителя, что он скажет. Родитель имеет право сказать: «Я не могу купить». При этом школа обязана обучать. Вот и всё.

— То есть обязана учить, но не выдавать учебники?

— Конечно.

— Не возникнет ли конфликта между родителем и администрацией школы?

— Нет. Это обязанность школы, которая должна принять меры не в ущерб обучению и не в ущерб кошельку родителя. Если путей решения у школы или муниципалитета нет, то будем решать совместно. Можно обратиться в министерство. Но следует помнить, что кызылские школы тоже невиноваты в том, что есть большая миграция из районов.

— Проблема существует только в Кызыле?

— Да. Я захожу в школьные библиотеки в сёлах. Там полные стеллажи учебников. Спрашиваю: «Вы выдали?» — «Выдали». Некоторые книги совершенно новые, даже не открытые ни разу. Отвечают: «Ну, мы другие купили. Эти в 2016 году, а другие в 2017-ом». Хотя в 2016 году кейс учебников был сформирован в соответствии с запросами всех учителей. Мы тогда потратили огромную сумму – около 42 миллионов!

— Какие меры принимаются в отношении руководителей школ, которые можно сказать попусту тратят деньги?

— Нужен контроль каждой школы.

— Например, в каких школах потратили деньги на ненужные учебники?

— Во всех малокомплектных школах. Например, Терлиг-Хая Кызылского кожууна. Я много могу назвать таких школ.

— А кызылские школы и департамент образования мэрии Кызыла могут попросить у этих школ? Подойдут ли эти учебники по программе?

— Конечно, ведь они закуплены в соответствии с кейсом.

— Какие средства будут заложены на покупку учебников в следующем году? Так же по тысяче на ребёнка?

— Да. Но число детей увеличилось. Рассчитываем уже на более 70 тысяч школьников. Но, повторюсь, какую часть от субвенции потратить на учебники, решают сами школы.

— Спасибо за Ваши ответы.

Беседовала Алдынай Тюлюш

Фото автора

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста напишите Ваш комментарий
Пожалуйста введите Ваше имя