К 100-летию ТНР. Родословная Иннокентия Сафьянова. Часть 1

0
9

Нам интересно, кто он, откуда, кто его предки, чем знамениты его братья и сестры, их дети, а также дети самого Иннокентия Георгиевича. Род — это совокупность людей, объединенных кровными связями в прошлом, настоящем и будущем.

Иннокентий Георгиевич родился в г. Иркутске, куда его родители, Георгий Павлович и Пелагея Ивановна, ездили на поклонение мощам Святителя Иннокентия Иркутского, в честь которого и был назван сын. Много лет прожил Иннокентий Георгиевич в Урянхайском крае, занимался улучшением пород крупного рогатого скота, овец, лошадей. Изучив в совершенстве тувинский язык, занимался сбором тувинского фольклора, пропагандой тувинской культуры.

Будучи председателем русско-урянхайского земства, решал множество проблем аборигенного населения. А.А. Адрианов, видный сибирский общественный деятель, ученый–этнограф и археолог, писал о нем в 1916 году: «Это интереснейший человек, самый большой знаток языка и края, замечательно чистый в нравственном отношении человек, прямо не от мира сего, общий любимец сойот», которых «вижу у Сафьяновых десятками, они пьют, едят, ездят издалека, то с белкой, то за советами».

Как и отец, Иннокентий Георгиевич и его семья, оказывали внимание и помощь тем, кто занимался изучением Урянхайского края. В том числе и Александру Васильевичу Адрианову в его Урянхайской экспедиции 1915-1916 гг. Опальный ученый, находившийся в ссылке в Минусинске, искал поддержки у многих лиц и организаций, но нашел ее лишь в лице Иннокентия Георгиевича Сафьянова, безвозмездно предоставившего все удобства жизни в собственном доме на Тапсе и помощь при разъездах по краю.

Другом и первой помощницей Адрианова стала жена Иннокентия Георгиевича, Анна Михайловна Сафьянова (1885-1951 гг.), уроженка г. Томска, выпускница лечебного факультета Томского университета, взявшая на себя все бытовые проблемы ученого, была переписчицей его статей, а также ответственной за доставку его корреспонденции. Ей Адрианов посвятил одну из научных статей по тувинской этнографии.

Сразу после установления советской власти в Туве, Сафьянов в июне 1918 года участвует в организации и работе русского и тувинского съездов, где по его предложению ставится вопрос о самоопределении Урянхайского края и выносится решение об образовании независимого государства, но воплотить в жизнь это решение тогда, в 1918 году, не удалось из-за событий гражданской войны, которые складывались не в пользу Советов.

Далее, пройдя через тюрьмы в Минусинске и Красноярске, Сафьянов вернулся в Урянхай с полномочиями представителя Сибревкома, 5-й Красной Армии, представителя Дальневосточного отделения Коминтерна и намерением еще раз попытаться провести в жизнь свою давнюю мечту – сделать Туву свободной и независимой.

Избранный председателем Военного Совета сводного партизанского отряда, Сафьянов на самом высшем уровне участвует в установлении мирной жизни на Урянхайской земле. А затем занимается организацией будущего съезда, известного под названием Всетувинский Учредительный Хурал, и прежде всего организует встречу с представителями двух самых больших хошунов Даа и Бейси, нойонами Буяном Бадыргы и Кууларом Чимба. Решение, принятое на этой встрече в июне 1921 года, и легло в основу резолюции, провозгласившей в августе 1921 года независимую республику Танну-Тува Улус.

Это было первое в истории Тувы самостоятельное государство, просуществовавшее до октября 1944 года, до вхождения ТНР в состав Российской Федерации на правах автономной области, а затем автономной республики.  Мечта Иннокентия Георгиевич, Сафьянова сбылась, и его по праву называют отцом тувинской государственности, ключевой фигурой события, которому нынче, в августе 2021 года, исполнится ровно сто лет.

Так кем же были предки Иннокентия Георгиевича Сафьянова, заложившие в нем такой потенциал самоотверженности, силы воли, целеустремленности, жертвенности и трудолюбия? Передались ли какие-либо лучшие черты его натуры, доставшиеся от предков, его ближним и дальним потомкам, его братьям и сестрам, и их потомкам тоже? Что мы о них знаем?

Из воспоминаний самого Иннокентия Георгиевича Сафьянова, его родословная начинается с некоего итальянского мальчика Джузеппе Сапиани, служившего у красноярского воеводы, сбежавшего от него, и попавшего в деревню Нахвальскую, расположенную на берегу Енисея. Там его усыновила семья рыбаков Соловьевых и записала в поименной книге жителей деревни под именем Осипа Сафьянова. Потом Осип женился на дочери Василия Соловьева, приютившего беглого паренька, и от них-то и пошел род Сафьяновых. Эту легенду, как повествует сам Иннокентий Георгиевич, он услышал от своей двоюродной бабушки Анисьи Капитоновны Сафьяновой.

К сожалению, романтическую версию появления Сафьяновых на сибирской земле подтвердить архивными материалами пока не получается. В конце 80-ых, в Красноярском архиве в течении нескольких дней Осипа Сафьянова искала автор этой статьи, поиски оказались безуспешными, возможно, мало было времени. Но это не удалось и другому, более дотошному исследователю фамилии Сафьяновых, Алексею Михайловичу Маямсину, родному внуку Иннокентия Георгиевича Сафьянова.

Зато ему удалось другое – найти реальных дедов и прадедов Иннокентия Георгиевича практически до пятого колена. И первый из них- это Михаил Андреев Сафьянов 1746 года рождения. До него, стало быть, был еще и Андрей Сафьянов, о котором нам ничего, кроме имени, пока не известно. А что известно о Михаиле? Оказывается, довольно много. Вот что пишет об этом Алексей Михайлович Маямсин:

Сафьянов Михаил Андреевич. (1746-1816) г. Красноярск.

Фигура Михаила Андреевича в родословной Сафьяновых носит судьбоносный характер, он может считаться основателем династии.

«Ню, тогда слюшай. Я итальянец, миня привез с Риги рюсский воевода в Красноярский острог. Я его слюга, он меня в Риге на юлице подобрал, мы с отцом с шерманкой ходили, гроши собирали, отец хворый был и помер под забором. Привезли в Красноярск, воевода очень злой, всех слюг своих очень бьёт и миня вчера на конюшне сильно пороли, я плакал, кричал, рюки сибе кюсал, а как отпустили, сбежал к реке, запрыгнул в лодку и понесло миня кюда глаза глядят. Вот и всё, теперь вас очень даже прошю — не давайте миня воеводе, он забьёт, если найдёт! Я вам работать стану, пожалюйста, не выдавайте».

Так начинается одна из семейных легенд сибирской фамилии Сафьяновых. Что в ней правда, а что вымысел? Давайте разбираться.

Что мы имеем в легенде?

— воевода, который привез мальчика.

— привез из города Риги.

— мальчик итальянец по национальности.

— побег мальчика оказался успешным.

— мальчик стал жить в семье рыбака, там и получил имя и фамилию.

— было это, якобы, в селе Нахвальском, где Павел Капитонович женился на Аннушке Соловьевой – дочери рыбака.

— потомки перебрались в город Красноярск, там бедствовали, стал состоятельным лишь Павел, организовав бизнес в Минусинске.

Мои длительные поиски фамильных корней сибирских Сафьяновых велись с разным успехом. Поиски корней в Нахвальском результатов не дали. Там, действительно, много Соловьевых, но Павел родился в городе Красноярске. Его сестра Анисья, поведавшая нам историю о мальчике-итальянце, так же родилась в городе Красноярске. Оба случая подтверждены метрическими записями в церковных книгах. Никакого Иосифа или Осипа Сафьянова в селе Нахвальском обнаружить не удалось.

Обнаруженные сведения о Михаиле Андреевиче Сафьянове проливают свет на участие Красноярского воеводы в биографии Сафьяновых. Воевода действительно БЫЛ! Обнаружены архивные материалы о том, что Михаил Андреевич Сафьянов – на сегодняшний день родоначальник фамилии – был дворовым человеком красноярского воеводы Ивана Яковлевича Пелымского – последнего воеводы города, действующего с 1758 года по 1784 год, то есть 26 лет, который в Красноярске трудился  уже с 1755 года, сначала в качестве помощника предыдущего воеводы. Михаил Сафьянов родился в 1746 году и на момент появления воеводы в Красноярске ему было около 10 лет… так что мальчик тоже БЫЛ. Сафьянов служил воеводе верой и правдой до кончины оного и его сына Фёдора, а после смерти Пелымских перешел по наследству к тёще Фёдора подполковнице Дарье Ивановне Брикгаузовой. Именно Михаил своей службой «сколотил» небольшое состояние, которое позволило его сыну Капитону приобрести в городе Красноярске три дома по разным адресам и организовать молочный торг.

Теперь к легенде. Воевода был, мальчик был, побега не было, или он не удался. Рыбацкой биографии не было. Города Риги, скорее всего, не было, поскольку, воевода Иван Пелымский – потомок союзника татарского хана Кучума, обрусевших пелымских князьков, некогда являвшихся предводителями нескольких родов манси. До назначения красноярским воеводой Пелымский несколько лет провел на государевой службе в Западной Сибири, в том числе воеводой в Березовском уезде, откуда был выдворен за стяжательство и жестокое обращение с местным населением. Будучи воеводой в Красноярске был уличен в тех же преступлениях, на что ему указала сама Императрица Екатерина Алексеевна через тобольского генерал-губернатора Дениса Чичерина.

Размышляя над семейными легендами, напрашивается вывод, что «дыма без огня не бывает». В каждой легенде есть что-то рациональное. Вот и в легенде о Сафьяновых самым невероятным казалось их причастность к красноярскому воеводе, ан воевода-то и появился. Причем воевода жестокий, о чем тоже говорится в «легенде». Может быть со временем всплывут и другие детали этой истории.

ИА «ТуваМедиаГрупп» www.tmgnews.ru Тувинская правда
Фото из архива редакции.
#новоститувы #новоститывы #новостикызыл#кызыл #тувамедиагрупп #Тува #Тыва #Tuva#TMG #TMGNEWS #Tuvanews

Реклама

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста напишите Ваш комментарий
Пожалуйста введите Ваше имя