Алкоголизм глазами детей…

0
58

«Мне говорили, что когда-нибудь либо он меня, либо я его. И это случилось. Я бы вытерпела всё, но дочка-инвалид… Она ведь маленькая и беззащитная. Я не могла простить ему. Когда он оттолкнул дочь, я схватила со стола нож и побежала на него…»
Этой историей в своем Instagram поделилась тувинский судмедэксперт Солангы Салчак. Ее вызвали на осмотр тела мужчины, от действий которого страдала вся семья.

В республике сотни женщин обращаются в полицию за спасением от пьяных мужей. Развод кажется логичным выходом из ситуации. Однако порой точку в таких историях ставит убийство. С согласия Солангы Салчак ИА «ТуваМедиаГрупп» публикует полную историю одной семьи, в которой алкоголь расставил все точки над «I».
 

Дождь тревожно стучал по стёклам, а дворники периодично перемещались из одной стороны в другую. Наша машина мчалась в ночи в соседний населенный пункт. Ещё час назад я засыпала в тёплой постели, а сейчас еду по кочкам, пытаясь хоть немного поспать. Ведь завтра впереди ещё целый рабочий день. Рядом со мной, покачивая головой в такт движениям машины, дремал эксперт-криминалист. Впереди следователь переключал песни (видимо, искал какую-то конкретную), водитель не отрывал взгляда от дороги. Кажется, я только начала засыпать как услышала: «Приехали!»
Машина остановилась возле какого-то дома. Выйдя, я поняла, что не заметила, как прекратился дождь. Достав свои чемоданы из багажника и включив фонарики, мы с криминалистом пошли за следователем, перепрыгивая и обходя лужи вокруг.

«Подозреваемый есть, орудие есть. Свидетель есть. Тут все легко», — констатировал один из тех, кто шёл нам навстречу в гражданском. «Опер, -подумала я. — Они всегда выглядят, как пацаны с соседнего двора».
«Света, кстати, нет во всем селе», — добавил он.
Нас провели мимо большого дома к маленькой избушке. Дверь была открыта.
«Ваш выход», — сказал все тот же мужчина в гражданском.
С отмашки следователя мы приступили к работе. В ходе осмотра дали электричество, и работа пошла гораздо быстрее.
— Сергеевна, можно вас? — подошёл следователь и отвёл меня в сторонку.
— Что такое?
— Тут дома ребёнок есть. Можете его осмотреть?
— Труп? — спросила я.
— Нет, это ребёнок потерпевшего и подозреваемой. Просто посмотреть наличие повреждений.
— Ну, тогда надо везти его на осмотр с законным представителем на освидетельствование.
— Не для протокола, Сергеевна. Мать будет присутствовать. Пожалуйста, очень вас прошу.

Я взяла новые перчатки, и мы прошли в дом.
Дома было тепло, светло и аккуратно убрано. Следователь пригласил за собой. «Подозреваемая — его жена», — произнёс он тихо и быстро, и мы зашли в спальню, где находились женщина с ребёнком лет четырёх и сотрудница ПДН (так я предположила).
— Могу я посмотреть ребёнка?
— Да, конечно. Она инвалид. Не ходит. — тихо произнесла женщина. У неё было печальное лицо, такое, будто она несёт ответственность за весь мир, и будто вся тоска мира легла ее плечи.
«Он отшвырнул ее, когда она заплакала, — начала говорить женщина. — Я просто не могла этого больше терпеть… Он в очередной раз пришёл домой пьяным, начал говорить, что ему все надоело, что он один работает, а мы сидим у него на шее. Он начал меня избивать». Ее голос дрожал, но в глазах не было слез. Казалось, что она уже выплакала все свои слёзы. Я продолжала осматривать ребёнка и молча слушала.
«Он бил меня, каждый раз приходя пьяным, а я терпела. Каждый раз хотела уйти, но терпела. Однажды избил меня так, что я попала в больницу с сотрясением. На моем лице не было живого места, одним глазом я почти не видела. А он продолжил пить. Мне пришлось упросить врачей выписаться через несколько дней, ведь некому смотреть за дочкой. Кто о ней будет заботиться, если не я, — мать погладила голову дочери и слабо ей улыбнулась. — Я терпела. Мне говорили, что когда-нибудь либо он меня, либо я его. И это случилось. Я бы вытерпела всё, но дочка… она ведь маленькая и беззащитная. Я не могла простить ему. Когда он оттолкнул дочь, я схватила со стола нож и побежала на него. Кажется, я ни о чем не думала в этот момент. Я просто хотела его остановить…».

— Повреждений нет, — обернулась я к следователю.

Она обняла дочь и заплакала.
Я не знаю, как сложилась впоследствии ее судьба. Не знаю, по какой статье возбудили дело. Но знаю, что такое переживает не одна женщина у нас, и на ее месте может оказаться любая из них. Уйти от таких мужчин нелегко, а порой может казаться, что невозможно. Да, тяжело, но возможно. Важна также поддержка близких, умение и желание принимать эту поддержку и помощь.
Дорогие женщины, вы сильнее, чем вам кажется. Берите жизнь в свои руки, будьте решительны и несокрушимы.
Вы. Можете. Всё можете!
 

ИА «ТуваМедиаГрупп» www.tmgnews.ru
Фото из открытых источников

Реклама

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста напишите Ваш комментарий
Пожалуйста введите Ваше имя