Узник концлагеря Иван Микитюк: «Народам нужно дружить»

0
41
Узник концлагеря Иван Микитюк: «Народам нужно дружить»

Сегодня — Международный день освобождения узников фашистских концлагерей. В Туве в этой категории, приравненной к ветеранам Великой Отечественной войны, три человека. Валентина Илларионовна Ширинкина живёт в далёком тоджинском посёлке Ырбан. Остальные двое – Валентина Захаровна Грейсерова и Иван Михайлович Микитюк – в Кызыле.

Все они одногодки – им по 82-83 года. С малых лет, как и миллионам других детей, им пришлось узнать, что такое война, смерть и голод. Только по официальным данным, в концлагерях, лагерях смерти, еврейских гетто и тюрьмах содержалось 18 миллионов человек. Каждый пятый узник был ребёнком.
Ивану Микитюку, можно сказать, повезло. С начала и до конца войны его семья была неразлучна. После концлагеря им удалось в относительно человеческих условиях дождаться победы советских войск в Австрии.

«Когда началась война, мне шёл пятый год. Жили мы в Западной Украине, в деревне Яремче. Все думают, что на Советский Союз напали немцы, в фильмах везде показывают именно немцев. А в нашу деревню пришли венгры, перешедшие на сторону фашистов. Мне тогда показалось, что их было миллион. И они всё шли и шли по деревне, и не заканчивались.

Помню, мать поставила печь хлеб. А раньше хлеб был такой, что запах стоял на всю улицу. Венгры почуяли запах и вошли к нам в избу. Всё забрали. Мы – дети – начали плакать. Нас у родителей было девять человек. И тут зашёл, видимо, их командир. Вывалил на стол банки с тушёнкой и говорит: «Это вам за хлеб», – и ушёл. Вот так я понял, что такое война», – вспоминает Иван Михайлович.
В 1941 году население близлежащих деревень отправили железной дорогой в Чехию. Оттуда часть вагонов отослали в Германию, а другую часть, где находилась семья Ивана Микитюка, – в Австрию. Дорога заняла три долгих холодных месяца. По дороге умерли младшие сестры Ивана Михайловича. Их тела забрали местные жители на одной из остановок в Чехии. Где конкретно похоронены сёстры, Иван Михайлович не знает.

«Хороший народ чехи. Не забуду никогда, как они прибегали к вагонам и давали нам еду», – говорит Иван Михайлович.
Название концлагеря, в который они приехали, бывший узник точно не помнит. На всю жизнь он запомнил опыты над людьми: «Разрезали человеку руку, насыпали в рану пепел и смотрели, будет ли заживать. Выживешь – идёшь работать. А не выживешь – так сам виноват. Думаете, почему в Германии такая хорошая медицина? Да благодаря тому, что на советских людях опыты ставили».

К счастью, семью Микитюк не трогали. Мать всё время болела, на тяжёлые работы её не отправляли. А отец Ивана Михайловича и вовсе считался у немцев редким человеком: «У немцев как, один-два ребёнка – вот и вся семья. А у отца девять детей. Фашисты диву давались. Наверное, поэтому и выжил».

Уже к концу войны семью отправили работать на ферму к человеку по имени Ноппо. Отец работал конюхом, мать – на кухне, а ребятишки занимались всем, чем могли: убирали за скотиной, дрова кололи, яйца собирали. Иван Михайлович признаётся, было дело – воровали у хозяев, есть очень хотелось. Старший брат даже бит был за воровство яиц.

«К концу войны наш бауэр (фермер – прим. TMG) пришёл как-то, принёс в ладони пригоршню женских часов, большой шмат сала и отдал матери. Говорит: «Вы сейчас приедете домой, а там и куска хлеба нет. Но только вы не говорите, что я бил вашего сына». Мать это растрогало, он доброту свою показал. Не все немцы – фашисты. Были немцы настоящие, такие же, как русские, хотели жить и работать.
В концлагере нами командовала полячка. В штанах всё время ходила и с собакой. Нагаём как даст, мало не покажется. Поэтому русским и немцам надо дружить. Не все немцы плохие, есть среди них и настоящие люди».

Поздней осенью 1945 года на ферму к бауэру Ноппо прибыли советские войска. «Помню, солдат в гимнастёрке взял меня на руки, целует, плачет. А руки такие чёрные, в трещинах – некогда было им руки мыть. Гимнастёрка вся в соли, чёрная. Но улыбается! И мы были счастливы, и в то же время не знали, что делать, как реагировать», – с улыбкой вспоминает Иван Михайлович.
Путь на Родину занял полгода. В родной деревне после войны было голодно. Да и тех, кто побывал в Германии, недолюбливали. Поэтому-то сразу после армии Иван Михайлович уехал строить Байкало-Амурскую магистраль. А потом познакомился с геологами, работавшими над месторождением асбеста в районе Усинска. Смышлёного парня без вредных привычек заметили и пригласили работать в Туву. Боевой характер, приобретённый в годы скитаний и послевоенное время, как нельзя пригодился на работе снабженцем в тресте «Сельстрой». На пенсию Иван Михайлович ушёл с шубной фабрики, которая еще работала в 90-е годы. Про него говорили: добудет всё, что угодно. Найти то, чего нет, а то, что есть, приумножить.

P.S.

Несмотря на почтенный возраст, Иван Михайлович полон задумок и хорошо разбирается в политических процессах. Сетует, что не придётся больше съездить на Родину в Украину. В последний раз ездил в 90-е на похороны брата. Туву считает родиной. С радостью ходит на встречи со школьниками и студентами. Хочет как можно больше рассказать о том, что знает. И уже готовится к Дню Победы. В доме у бывшего узника концлагеря побелены потолки, супруга вычистила парадный пиджак. Скоро 9 мая.

Алдынай Тюлюш, специально для TMG

Реклама

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста напишите Ваш комментарий
Пожалуйста введите Ваше имя