Спустя полтора года после вхождения Тувы в состав СССР, а именно 11 января 1946 года, решением Тувоблисполкома было организовано областное управление лесами в составе 16 лесничеств.

Корреспондент TMG взял интервью у руководителя Центра защиты леса Республики Тыва Сергея Сапелкина.

 – Сергей Валентинович, больше или меньше стало лесов в республике?

– Площадь лесного фонда существенно не изменилась. По статистике, есть некоторое ее уменьшение за счет того, что созданы два заповедника: «Азас», он занимает около 220 тыс. га, «Убсунурская котловина» — около 100 тысяч га. Это леса особо охраняемых природных территорий. Уменьшают площадь, занятую лесом, пожары. Но площадь  – не самый главный критерий. Что такое лес? Это, в первую очередь, среда обитания человека. Сегодня реформы превратили лес в некий имущественный комплекс, который может давать какой-то доход, и всё. Между тем, значение леса беспредельно. Леса – важное и наиболее эффективное средство поддержания естественного состояния биосферы и незаменимый фактор культурного и социального значения. Именно поэтому мы говорим: есть лес – значит, есть и жизнь.

– Сколько лет вы дружите с лесом?

– С детства. Профессионально – с 1985 года, когда после окончания Сибирского технологического института стал инженером охраны и защиты леса в Тандинском лесхозе. Работать начинал с Толуя Барааном. Он тогда был главным лесничим управления лесами.

 – Каково состояние лесного хозяйства Тувы сегодня?

 – Имея уже приличный опыт работы, думаю, что нынешний период — самый сложный. Одна из причин — административная реформа органов управления лесным хозяйством в целом по России. В 2006 году был принят Лесной кодекс. Штат серьезно пострадал. Даже в 90-е годы лесхозы продолжали работать, когда в обороте не было средств и рассчитывались посредством «бартера». Но коллективы, производственная база сохранились. Лесхозы спокойно вышли из кризиса, в первую очередь, благодаря людям.

До реформы в лесной охране работали около полутора тысяч человек – до 100 в каждом лесхозе. Да еще около 500 вспомогательных работников. А с временными  до 3,5 –  4 тысяч доходило. Сокращение штата привело к тому, что на сегодня в лесной охране остались всего около 150 человек! Лесхозы стали называться лесничествами. Лесника вообще ликвидировали, нет сегодня лесника. А ведь он всегда находился в лесу, «на передовой». На таких людях и держалась охрана. Лесник знал, где можно рубить, где  –нельзя. Когда возникали пожары, первый оповещал об этом. Первый обращал внимание на вредителей  – гусеницу или бабочку  – и отправлял листок сигнализации.

– И авторитет у лесника был.

– Непререкаемый. Он мог выписывать ордер на мелкий отпуск – у него были бланки строгой отчетности, книга, куда он записывал сбор средств. Это был самый надежный механизм недопущения самовольных рубок. Лес осиротел без внимания лесников. Стали вокруг деревень лес рубить. Тут играет роль  и такой фактор: нет возможности поехать за дровами куда-то далеко, пошёл да и срубил рядом.

Скажу из своего опыта: когда есть люди, преданные своему делу, предприятие будет работать. Раньше работа лесника считалась престижной. Сегодня молодежь, даже при отсутствии работы, не хочет идти в лес  – садиться на трактор, управлять бензопилой. Не видит перспективы. Больше привлекает легкий заработок: сбор и продажа ягод, грибов, орехов. Из-за высокой цены ореха все устремились за ним в лес. Даже деревья рубят, чтобы собрать пять-десять шишек. Были такие факты.

– Рыночные отношения, новое поколение…

 – Понимаю, зарабатывать – хорошее стремление, молодому человеку хочется одеться, телефон дорогой иметь, машину. Но когда это основная цель и всё –  другой нет, тогда плохо. В лесном хозяйстве сегодня угасают традиции, нет кадрового потенциала. Бьёт тревогу Гринпис: хватит уничтожать леса России, пора начать их восстанавливать. Сегодня, к сожалению, улучшения не наблюдается. Но надеюсь: пройдет немного времени, всё встанет на свои места.

– Наши леса относятся к федеральной собственности?

 

 – Да, все леса в России  – это федеральная собственность. Есть леса, которые к ней не относятся, – те, которые в черте города, и какая-то часть колхозных лесов (но у нас в республике их нет). А полномочия по управлению лесным фондом по охране, защите, воспроизводству, лесопользованию, т.е. распорядительные функции, переданы субъектам. У нас – конкретно правительству республики.

– В Кызыле то и дело вырубают деревья, даже там, где они никому не мешают. Как будто никто за них не отвечает.

– Это городские леса. Я, например, не согласен с такой политикой, когда обрезают тополя. Да, крона сформируется более ровная, но дерево все равно пострадало, получило большое количество инфекции. У тополей часто бывает цитоспороз, гнилевые болезни корней и стволов. Такое дерево потом быстро погибает. Хотели сделать город «причесанным», но при этом многие улицы потеряли свою самобытность – они были красивыми за счёт массы тополей.

– Какие у нас в республике леса?

– Где-то 80 – 90 процентов  лесов – хвойные и выросшие без участия человека. По составу чуть больше лиственницы (49 процентов), кедра  – 40 процентов. Остальное приходится на сосну, ель, березу, тополь, пихту. Кедр в Туве никогда не рубили. В 1947 году было принято постановление о полном запрете рубки кедра, хотя потребность в этой древесине была. Рубка производилась выборочно, в крупных масштабах – никогда.

– Выходит, у нас девственные леса?

– Пока – да. Но уже сейчас надо думать о том, как сохранить их после начала эксплуатации железной дороги. Да, прогресс невозможно остановить, но минимизировать ущерб, который он несёт для экологии региона, можно и нужно продуманными законодательными актами, организационными и лесотехническими мерами.

– Да, мы должны сохранить наши леса.

– Когда в 1960-х годах произошла вспышка численности сибирского шелкопряда, была создана станция защиты леса, на базе которой был создан центр защиты леса. Если очаги размножения шелкопряда особенно большие, лесники называют это «биологическим пожаром», т.е. огня нет, а лес гибнет. И, тем не менее, лес – это возобновляемый ресурс, если им правильно пользоваться. Сколько веков люди пользовались лесом, и он дошёл до нашего поколения в целостном состоянии. И наша задача – чтобы он оставался таким же.

Пользуясь случаем, хочу поздравить работников леса и тружеников лесной отрасли с профессиональным праздником!

Вы – хранители нашего самого ценного достояния – нашей природы, зеленых легких нашей планеты! Спасибо за Ваш самоотверженный, честный труд.

За верность однажды выбранной профессии. За умение и старания, за преданность и любовь.

Желаю вам крепкого здоровья, успехов в труде, семейного счастья!

Пусть дом ваш будет полной чашей, пусть царит в нем лад и покой!

Пусть ваше сердце всегда будет согрето человеческим теплом и заботой близких!

Пусть пройдут стороной все невзгоды! Будьте любимы и счастливы!

Бодрости вам духа и новых свершений!

С праздником!

Елена Чадамба

Фото Владимира Савиных и Центра защиты леса РТ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста напишите Ваш комментарий
Пожалуйста введите Ваше имя