Мои методические находки

    0
    18

    Кабимулдинова Айгуль Еркебалиновна,учитель русского языка и литературы ГБОУ Аграрная школа-интернат РТ

       Перед учителем русского языка национальной школы стоит сложная задача: не только научить учащихся грамотно говорить и писать по-русски, но и помочь им увидеть красоту и богатство русской речи, помочь полюбить и принять его наравне с родным языком.

       Я считаю, что учителя русского и тувинского языка должны работать совместно, так как проблемы преподавания обоих языков тесно связаны. Человеку, который не знает, не любит и не ценит богатство родного языка, трудно почувствовать богатство другого.

       Включение произведений устного народного творчества тувинцев, произведений тувинских писателей в художественно-культурный и историко-литературный контекст изучаемых произведений русской и зарубежной литературы сделает процесс обучения не только интересным, но и более результативным. Учащиеся, хорошо владеющие родным языком, читающие произведения тувинской литературы, смогут через знакомые понятия, темы, образы лучше понять и легче усвоить правила русского языка, увидеть красоту и богатство русской литературы. Для учащихся, которые плохо владеют родным языком или же совсем не говорят по-тувински, обращение к родной культуре на уроках русского языка и литературы не менее полезно. Не секрет, что учащиеся городских школ (и не только городских) не могут назвать имён тувинских писателей, поэтов, драматургов, ничего не знают о тувинских художниках, композиторах. Учителям русского и тувинского языка предстоит большая работа по устранению пробелов в культурном и литературном образовании учащихся.

       Многие учителя в Туве практикуют сейчас сопоставительное изучение произведений русской и тувинской литературы. Стало уже традиционным обращение к пьесе Виктора Кѳк-оола «Хайыраан бот» при изучении пьесы А.Островского «Гроза», сопоставление «Повести о светлом мальчике» Степана Сарыг-оола с «Детством» М.Горького.

       При изучении поэмы Н.В.Гоголя «Мёртвые души» в девятом классе, когда речь идёт о характере Плюшкина, можно обратиться к стихотворению Ѳлчей-оола Монгуша «Харам ашак» (сборник «Назын» Кызыл 1981). В стихотворении говорится о жадном старике, который был настолько скуп, что жалел своё добро даже от самого себя. Старик копил добро до тех пор, пока оно не превратилось в прах:

    Унелиг-даа, херекчок-даа,

    Увур-савыр хамык байлаа,

    Аӊмаар долу чытса-чытса –

    Ажыглалга кирбейн барган.

       Урок, посвящённый анализу одиннадцатой главы поэмы, можно начать с тувинской пословицы: «Кижи болуру чажындан, аът болуру кулунундан» — «Человеком становятся с детства, лошадью – с жеребёнка».

         Разговор о происхождении и детстве Чичикова постепенно приводит к теме отцовского наказа в литературе. Учащиеся вспоминают наказ отца Петра Гринёва из повести А.С.Пушкина «Капитанская дочка», наказ отца Молчалина из комедии «Горе от ума». Можно сделать вывод, что эти наказы сыграли большую роль в становлении характера героев.

    Наказ отца Чичикова можно сопоставить с наказом отца Горио Оноре де Бальзака:

    Отец Чичикова: …больше всего береги и копи копейку: эта вещь надёжнее всего на свете…Всё сделаешь и всё прошибёшь на свете копейкой».

    Горио: «За деньги можно купить всё…».

        Эти два высказывания вызывают целую дискуссию. Для подведения итогов дискуссии можно прочитать стихотворение Ѳлчей-оола Монгуша «О ненасытности» в переводе Елены Андреевой о роли денег и вещей в жизни человека.

        В восьмом классе после изучения стихотворения В.В.Маяковского «О хорошем отношении к лошадям» я провожу урок внеклассного чтения по рассказу Фёдора Абрамова «О чём плачут лошади». На этом уроке можно использовать тексты – отрывки из произведений Рабиндраната Тагора «Лошадь» и Монгуша Кенин-Лопсана «Настигающий птицу».

    Р.Тагор:

    Всемогущий всё нутро своего создания накачал ветром и воздухом. И теперь душа его непрестанно стремится к свободе – лететь бы ветра быстрее, оно клятву дало преодолеть бескрайнее небо! Все – твари как твари: бегут, когда нужно, а эта мчится просто так, без всякой нужды, будто ей от самой себя хочется убежать. Она не станет ни хватать добычу, ни убивать, ей бы только мчаться и мчаться. В этом беге она то пьянеет, впадая в экстаз, то становится вялой и сонной, то снова мчится, чтобы уйти в небытие. «Так случается, — говорят мудрецы, — когда в созданной всевышним твари слишком много ветра и воздуха».

    (Перевод Е.Быковой)

    Монгуш Кенин-Лопсан:

        То не вихрь, родившись в горах, над степями взвивает пыль – из тайги верховой арат показался. Летит в степи…

    Он скакал – нет, летел наравне с птицей… Чёрная тучка земли улетала из-под копыт…

    «Сарала, легконогий друг мой! Как ты гибок и бодр всегда! Словно бубен шаманский звонкий, так и катишься по траве… Был ты маленьким жеребёнком, как подумал я о тебе: вот скакун ещё небывалый, не видал таких Хѳндергей! Быть на скачках славе немалой, лёгкой быть и крепкой ноге!.. Нет, тогда я не обманулся, не напрасно тешил себя: плетью кожи твоей не коснулся и не нежил, покоем губя. Ты подрос, и слава умолкла о других степных скакунах: на бегу настигал ты волка!»

    (перевод С.Козловой)

    Можно обратиться и к стихотворению С. Сарыг-оола «Конь» в переводе С.Козловой:

    Созданье четырёх стихий, мой звёздно-пёстрый конь,

    как горной куропатки пух, вся грудь твоя бела.

    Так вольно рысью ты летишь, ступаешь так легко,

    а иноходь твоя детей укачивать могла!

         Одной из самых интересных тем курса русской литературы в средних и старших классах является пейзажная лирика. Эта тема является благодатной почвой для проведения сопоставительного анализа стихотворений сходной темы русских и тувинских поэтов.

        Так, например, на уроке по изучению пейзажной лирики Ф.И.Тютчева можно провести сопоставительный анализ стихотворений поэта с произведениями С. Сарыг-оола, в чьих стихотворениях осень встречается очень часто: «Золотая осень» (перевод Ф.Фоломина), «Хмурая осень» (перевод Ю.Хазанова), «Осени» (перевод С.Козловой). Лирический герой стихотворения «Осени» очень близок, по-моему, лирическому герою Тютчева. Так же, как и у Тютчева, небольшая пейзажная зарисовка превращается в философское размышление о жизни:

    Прежде

    вечностью назначенного часа

    не хочу я

    вместе с листьями истлеть,

    красотой твоей

    дай сердцу насыщаться,

    дай мне прелесть твою

    вечную воспеть!

        Тема весны в тувинской поэзии тесно связана с темой солнечного света. Образ солнца часто встречается в стихотворениях Ю.Кюнзегеша. Например, стихотворение «Май» звучит как настоящий гимн солнцу:

    Солнце! Солнце! Из небесной дали

    Золотые нити протянулись,

    Где же ты так долго пропадало?

    Как же хорошо, что ты вернулось!

        Это стихотворение может прозвучать на уроке по изучению творчества К.Бальмонта. «Я в этот мир пришёл, чтоб видеть Солнце», — повторяет Бальмонт вещие слова Анаксагора. А сборник «Только любовь» начинается «Гимном Солнцу». Предваряют его слова из Достоевского: «Я всему молюсь». И действительно, первые стихи напоминают молитву:

    Жизни податель,

    Светлый создатель,

    Солнце, тебя я пою!

        Часто при изучении новой темы на уроках русского языка я провожу аналогию с тувинским языком. На уроке по теме «Несклоняемые имена существительные» можно задать вопросы: «Сайлык (Ичин-Хорлуу, Менди и т.д.), как ты подписываешь свою тетрадь? Чья она? Чьё ещё имя не склоняется? Что общего между этими людьми, их именами?» Из ответов на эти вопросы рождается вывод: не склоняются женские имена собственные, которые не имеют окончания.

        Кроме того, я использую на уроках русского языка такой приём как перевод с тувинского языка на русский. Например, при изучении односоставных предложений я предлагаю учащимся перевести на русский язык небольшой отрывок из произведения тувинского писателя, в котором присутствуют односоставные предложения:

         Орай кус. Улуг соок чок. Хүндүс хүн карааныӊ чылыы дегет. Кежээликтей шыырныктыр сырыннай каап, оон чоорту чылып, дуне муӊгашталдыр бүргеп-бүргеп, даӊ бажында харын үрүп келген. Хүнзедир аязыр шинчи чок. Хар кезек-кезек чагбышаан. Дашкаар соӊгадан кѳѳрге, тудуш муӊгаш ак чуве, кудай кандыг-бир хуулгаазын, хензиг, ак чечектер саарып турганзыг. (Монгуш Бугажык)

    Делая синтаксический разбор переведённых предложений, учащиеся при помощи учителя формулируют правила о типах односоставных предложений. Это не так сложно, так как типы односоставных предложений на уроках родного языка изучаются раньше, чем на уроках русского языка.

          Принцип диалога культур я осуществляю и во внеклассной работе по предмету. В рамках недели русского языка и литературы я проводила вечер-воспоминание о песнях прошлых лет «Ностальгия». На этом вечере были проведены следующие параллели:

          50-е годы ХХ века – песня на стихи Б.Лебедева-Кумача «Широка страна моя родная» — «Совет эвилелдиӊ хамаатызы мен» на стихи С.Бюрбю. 60-е годы – песни А.Пахмутовой на стихи Н.Добронравова – «Черниӊ кызы», С.Бюрбю. 80-е – «Подмосковные вечера» на стихи М.Матусовского – песни Мерген-Херела Мажаевича Монгуша.

         В литературно-музыкальной композиции по современной авторской песне «Музыкальный чердачок» (идея почерпнута из опыта работы вожатых ВДЦ «Океан») наравне с песнями российских бардов прозвучали песни поэтов-бардов Тувы: Александра Сапелкина, Юрия Вотякова, Александра Саржат-оола.

    Таким образом, на уроках русского языка и литературы есть возможность осуществлять межкультурную коммуникацию. Учитель русского языка может помочь учащимся не

    только овладеть знаниями в области русского языка и литературы, но и повысить интеллектуальный багаж, формировать готовность изучать культуру русского народа.

    Реклама